Вадим Лях в интервью о ситуации в Славянске, наступлении РФ и эвакуации

Когда оккупанты возобновят наступление на Славянск, готов ли он к обороне и почему местные жители не спешат эвакуироваться – в блиц-интервью РБК-Украина рассказал мэр города Вадим Лях.

Российская армия готовится к штурму Славянска, сообщает Генштаб. По окраинам города систематически прилетают вражеские снаряды. Однако сухопутная группировка остановилась перед рекой Северский Донец и в последнюю неделю практически не пытается продвинуться дальше. Мэр города Вадим Лях считает, что армия РФ не отказалась от планов на Славянск, но сейчас его силы брошены на оккупацию Луганской области.

– Какая на данный момент обстановка в Славянске и вокруг него?

– На сегодняшний день подвергаются обстрелам окраины города, идут прилеты из РСЗО, хотя и не все снаряды разрываются. Соответственно страдает инфраструктура. Часто перебивают высоковольтные линии, поэтому нестабильна подача электроэнергии, но в большинстве домовладений она есть. Нет воды уже месяц, пытаемся восстанавливать, но не всегда получается, потому что фильтровальная станция и инфраструктура находятся за городом возле линии фронта – в районе Райгородка и поселка Донецкое.

– Оккупанты уперлись в линию Северского Донца и приостановили наступление?

– Да, продвижения не наблюдается. Они стоят на месте уже целую неделю. Генштаб говорит, что происходит перегруппирование. Больше внимания уделено Северодонецку, откуда, по новой информации, уже вышли наши войска в Лисичанск. Сейчас все происходит там, так что смотрим, наблюдаем.

– Разведка говорит, что у рашистов стоит цель занять всю Луганскую область до 26 июня. Известно ли о конкретных планах на Славянск?

– Мы не можем ориентироваться на эти даты, потому что они не соответствуют действительности. Сроки, которые они себе ставят, не выполняются.

– Как по вашему, с учетом того, как началась война в 2014 году, Славянск для оккупантов сейчас имеет стратегическое значение или все же "сакральное"?

– "Сакральное" значение он имеет для тех, кто ушел отсюда в 2014 году вместе с боевиками, им, возможно, хочется вернуться в свои дома, чтобы они не были разрушены. Но для российских генералов никакой "сакральности" нет, тому примером оказался Святогорск. В 2014 году он не был разрушен, там фактически не велись боевые действия, в отличие от того, что сейчас происходит. Ну и другие русскоговорящие города: Харьков, Лиман, Мариуполь и так далее. Поэтому здесь все понятно, для их генералов нет никакой "сакральности".

– По вашим оценкам, насколько сейчас укреплен Славянск, и достаточно ли сил и средств, чтобы его удержать в случае сухопутного наступления?
– Он достаточно укреплен и этот процесс бесконечный, он постоянно продолжается. О силах и средствах говорить не буду, это закрытая информация. Но уверен, что их хватит. С учетом того, что немного времени давали на оборону Северодонецка, а он месяцами держался. Здесь тоже никто ничего не подарит и не отдаст.
– Видите ли вы угрозу перерезания основных путей логистики к городу?
– На сегодняшний день не видим. Желание идти таким путем у них было и два, и три месяца назад. Но планы сужались и сегодня вообще о том, что город может быть окружен, речь не идет. На это сил и средств, как я понимаю, у них нет.
– Хватает ли в Славянске запасов еды и медикаментов?
– У нас как эвакуация происходит в направлении Днепра, так и назад через Покровск идут поставки продуктов. Это безопасный путь, есть как железнодорожное сообщение до Покровска, так и автомобильное дальше. Поэтому проблем нет. Понятно, что ассортимент в аптеках минимальный, в основном под заказ. Но люди приспособились. В больницах есть все необходимое для лечения, оказываются все виды медицинских услуг.
– Как вы оцениваете коммуникацию с центральной властью по нуждам города?
– У нас постоянно есть коммуникация на уровне глав городов и военных администраций с руководством области. Любые проблемы с доставкой воды, дополнительным транспортом, пайками и гуманитарной помощью решаются. Коммуникация идет каждый день по разным вопросам, нет проблемы никакой, то, что необходимо, делается.
– Сколько людей выехало из города на данный момент и сколько осталось?
– Было порядка 100 тысяч, осталась четверть населения города – около 23-24 тысяч. Продолжаем эвакуацию. Не только здоровых людей и детей. Эвакуируем лежачих больных постоянно, вывозим и людей с психическими заболеваниями – это не только жители нашей громады, но и те, кто транзитом ехал через наш город и остался здесь. То есть никто не брошен, занимаемся.
Также хочу сказать, что у нас выплачиваются все виды социальных пособий: пенсии, выплаты, субсидии – все это есть, работают банкоматы. Так что какой-то гуманитарной катастрофы в городе точно нет.
– Вы сказали, что в Славянске осталась четверть населения. Почему эти люди не уезжают, несмотря на близость боевых действий, прилеты и угрозу наступления?
– Уже привыкли к этим условиям, к воздушным тревогам. Причины называют различные, что они никому не нужны, что нет денег. На самом деле, скорее всего, эти люди и раньше не выезжали за пределы области, им психологически страшно выехать, тем более на запад Украины.
Есть и объективные, возможно, причины. Например, большая семья с лежачими больными. Они не хотят ехать большим таким коллективом, стараются здесь приспособиться. Есть люди с домашними животными, волнуются за них. С другой стороны люди из таких категорий уже выезжали и нашли себя в других областях. Оказывается помощь, переселенцы получают дополнительные выплаты.

Думаю, что количество желающих выехать увеличится как только начнется "горячая" фаза боевых действий. Наш город не исключение, все будет точно так же происходить, как и в других городах. Как в Лимане было: начались обстрелы по самому городу, появились желающие выехать, но возможности эвакуировать уже не было.
Здесь до последнего будем призывать людей выезжать и эвакуировать пока будет возможность.
– Как вы думаете, какой процент из этих людей ждут "русского мира"?
– Сложно оценить, но он точно уменьшился. Потому что одно дело смотреть на "русский мир" по телевизору, а другое – видеть как уничтожают города, разрушают твое жилье, убивают. Его сторонников стало меньше – это факт.
– Что у них в головах?
– Низкая социальная ответственность.
– Сколько у вас выявили коллаборантов и чем они занимаются?
– На моей памяти троих человек СБУ привлекло к ответственности за коллаборационизм. За это есть уголовная ответственность, довольно таки немаленькая. До 15 лет за передачу врагу информации о военной технике, дислокации подразделений и позициях.
– Пытаются ли на вас выйти оккупанты с предложениями перейти на их сторону и сдать город, как было в Святогорске?
– Нет, не пытаются. Изначально приходили какие-то смски, но я не реагировал, не общался, так что не могу сказать о каких-то конкретных предложениях.
– Чем, по-вашему, закончится эта война для Украины в целом и для Славянска в частности?
– Сейчас, наверное, тревоги меньше чем в начала военных действий. Хотя враг все ближе, но ощущение того, что все равно Украина выиграет, – больше. Я уверен, что и Донбасс будет украинским и все у нас впереди будет хорошо. Но для этого еще нужно пройти большие испытания.
Потому что война затяжная, она не закончится быстро, будет еще много погибших, но по-другому, видимо, к сожалению, не получится. Я уверен, что враг не остановится на Донбассе, на Донецкой и Луганской области, как он сейчас говорит. Уверен, что и другие области его интересуют. Поэтому здесь только победа.

Следите за новостями на нашем “Telegram-канале

1
8

Эта запись была размещена в рубрики: