Умер бывший член Политбюро Егор Лигачев. Ему было 100 лет

лигачев
7 мая в возрасте 100 лет скончался бывший член Политбюро ЦК КПСС и первый секретарь томского обкома партии Егор Лигачев.

Егор Лигачев был одной из ключевых и знаковых политических фигур СССР эпохи перестройки. Даже противники признавали его крупной и колоритной личностью.

В 1985-1989 годах он являлся фактически вторым лицом в государстве.

В ЦК Лигачев начинал как правая рука Михаила Горбачева, но уже через год-полтора разочаровался в проводимом курсе и сделался "знаменем антиперестроечных сил".

Все сколько-нибудь интересовавшиеся политикой граждане заметили явную разницу в тональности выступлений Лигачева и Горбачева.

Окончательно очевидным это сделалось 13 марта 1988 года после появления в газете "Советская Россия" статьи Нины Андреевой "Не могу поступаться принципами", которая была опубликована и затем растиражированна региональной партийной прессой с санкции Лигачева, а, по мнению некоторых исследователей, и написана сотрудниками его аппарата.

На линии огня
С 1929 года, когда Сталин одержал окончательную победу над всеми оппозициями, полагалось считать, что разногласий в Политбюро нет и быть не может. Вынеся сор из избы и развернув публичную полемику, Лигачев, по оценкам историков, парадоксальным образом внес вклад в развитие гласности и политической конкуренции.

Демократы считали Лигачева главным препятствием для преобразований, высмеивали в доморощенных рифмах вроде: "Вот летит с небес кирпич - берегись, Егор Кузьмич!" и настойчиво добивались его отставки.

По мнению позднейших исследователей, роль Лигачева несколько преувеличивалась - просто он, в отличие от многих других ортодоксов, не прятался в тени.

В разгар коррупционных разоблачений, с которыми выступали следователи Тельман Гдлян и Николай Иванов (1988-1989 годы) упоминалась и фамилия Лигачева, однако прямых доказательств его причастности к хищениям и взяточничеству представлено не было.

По мнению независимых историков, Лигачев был субъективно честен. Вместе с тем в его воспоминаниях и публичных выступлениях буквально сквозила непробиваемая уверенность в праве никем не избранной советско-партийной элитой руководить страной.

Выходец из Сибири
Егор Лигачев родился 29 ноября 1920 года в деревне Дубинкино Чулымского района Новосибирской области. В 1943 году окончил Московский авиационный институт, два года проработал инженером на авиазаводе в Новосибирске и пошел по комсомольской линии.

Свои лучшие годы (1965-1983) он возглавлял Томский обком КПСС, считался энергичным и перспективным руководителем, особенно запомнился местным жителям тем, что при нем были построены театр и нужный городу мост через реку Томь, но в условиях брежневской геронтократии и кадрового застоя дальнейших карьерных перспектив не имел.

В 1983 году Юрий Андропов перевел его в Москву на должность заведующего отделом организационно-партийной работы ЦК КПСС, ведавшего кадрами. По воспоминаниям очевидцев, Лигачева настолько окрылили открывшиеся перед ним новые горизонты, что он в возрасте 63 лет не ходил, а бегал по коридорам на Старой площади.

Михаил Горбачев впоследствии говорил, что давно обратил внимание на Лигачева и приложил руку к его повышению. Лигачев, со своей стороны, утверждал, что сыграл существенную роль в избрании Горбачева генсеком, взяв на себя предварительные беседы с главами ключевых обкомов.

По заданию Андропова Лигачев ездил в Свердловск посмотреть на Бориса Ельцина и дал тому самую положительную аттестацию.

Борьба с Ельциным
Первое время Горбачев, Лигачев, премьер Николай Рыжков и Ельцин выступали как сплоченная команда.

По мнению историков, Лигачев хотел замкнуть на себя текущее руководство страной, оставив за генсеком определение общей стратегии, публичное представительство и внешнюю политику. К этому якобы стремился и Ельцин, что не могло не привести к столкновению, закончившемуся в 1987 году временной победой Лигачева.

Вскоре после прихода к власти Горбачева Лигачев был избран секретарем ЦК и введен в состав Политбюро. ЦК являлся единственным партийным комитетом, в котором не имелось официального поста второго секретаря, но двое из них всегда были "равнее других".

Наблюдатели гадали, кто стоит выше в негласной иерархии: Лигачев или Александр Яковлев, но инсайдеры твердо знали: Лигачев важнее, поскольку занимает кабинет на одном этаже с генеральным секретарем.

Водка, Карабах, стихи
Лигачев не отрицал своей роли в знаменитой антиалкогольной кампании, хотя, по оценкам знающих людей, дела такого масштаба без одобрения первого лица в СССР не делались.

На заседании партхозактива винно-коньячной Армении Лигачев заявил: "Задача не в том, чтобы приучить людей пить культурно, а в том, чтобы приучить их не пить вовсе".

Впоследствии он признавал, что перегнул палку: "Мы хотели быстро избавить народ от пьянства. Но мы заблуждались".

Читайте также: Умер выдающийся украинец Владимир Яворивский, писатель и политик

В 1988 году Лигачев во многом сформировал позицию Москвы по карабахскому вопросу, как полагают эксперты, не потому, что сочувствовал азербайджанцам больше, нежели армянам, а по причине уверенности, что никакие решения не должны приниматься под давлением улицы.

Вопреки официальной интернационалистской идеологии КПСС, Лигачев в ряде случаев проявлял сочувственное отношение к великорусскому национализму.

Когда журнал "Огонек" напечатал критическую статью о "люберах" - в чем-то предтечах современных скинхедов - Лигачев выразил главному редактору Виталию Коротичу неудовольствие: "Русские люди занимаются спортом, что вас не устраивает?!"

В 1986 "Огонек" опубликовал подборку стихов расстрелянного чекистами в 1921 году поэта Николая Гумилева.

Через несколько дней Лигачев вызвал Коротича - как предполагал тот, для нагоняя. Однако, к его удивлению, секретарь ЦК не бранился, а вполне спокойно расспрашивал, почему Коротич решил напечатать именно Гумилева, да с кем советовался. А потом вдруг достал из книжного шкафа два переплетенных томика: "Вот, ксерокопировал для себя. Много лет доставал Гумилева, где мог".

"Так почему вы не распорядитесь издать его?" - изумился Коротич.

"Сложно это...", — вздохнул Лигачев, и начал прощаться.

Еще он запомнился двумя крылатыми фразами: "Борис, ты неправ!", обращенной к Борису Ельцину на XIX Всесоюзной партконференции в июле 1988 года, и "Чертовски хочется работать!", сказанной в возрасте 69 лет на пленуме ЦК 1990 года в разгар требований его отставки.

Левее Зюганова
В июле, на последнем в истории КПСС XXVIII съезде, состав Политбюро и секретариата ЦК кардинально обновился, и места в нем Лигачеву уже не нашлось.

В драматических событиях августа 1991 года Егор Лигачев никак не отметился.

До конца своих дней он активно участвовал в жизни КПРФ, критикуя Геннадия Зюганова за оппортунизм и, по мнению аналитиков, имел бы шанс возглавить партию, если бы не преклонный возраст.

В статье, опубликованной в 2008 году, он выступал против развития в России малого бизнеса и формирования "так называемого среднего класса", усматривая в нем угрозу для дела народовластия и социализма.

Отвечая критикам, называвшем его одним из вымирающих динозавров, Лигачев утверждал, что "после эпохи динозавров начинается эпоха крыс"

Источник: BBC News

Следите за новостями на нашем “Telegram-канале

1
0

Эта запись была размещена в рубрики: