ПЕРСОНА: Радуга – это красиво. Илья Кудиненко

"Деловой Славянск" продолжает цикл программ об интересных творческих жителях Славянска в рубрике "Персона". Эта новая рубрика проводится по инициативе и под патронатом Александра Шуткевича.

В этот раз у камина в уютном кафе "Старые друзья" мы встретились с художником-муралистом Ильей Кудиненко.

 

Далее, представляем текстовую версию интервью.

ДС. - Здравствуйте Илья, хотим узнать больше о вас, о вашем творчестве. Расскажите о себе

- Много рассказывать. Я вкратце даже не знаю как сказать. Я выучился тому что умею, и делаю это. Рисую, изобретаю, сочиняю. Все делаю, что вы видите на стенах города, городов и не только Украины, кстати. О чем говорить, и так все все знают.

ДС. - Когда вы начали рисовать? С чего начинали?

- Наверное в далеком детстве начал, как и все. Я помню был в изостудии одной, будучи еще ребенком, дошкольный период. Меня тогда повела мама или папа, сейчас не помню. Мне дали краски, я что-то рисовал. Это запомнилось. Там сестра моя занималась. Я долго туда не ходил, и это не сильно на меня повлияло. И вообще никуда никогда не ходил, хотя мама пыталась повлиять - иди заниматься в изостудию. Я всегда сопротивлялся. Я больше к спорту, к гимнастике, еще каким-то единоборствам. А рисовать - типа нет, не мое это. Но при этом рисовал.

В школе всегда рисовал, рисовал лучше всех. Выигрывал все конкурсы. Оно мне всегда легко давалось. Не знаю даже кто были моими наставниками. У меня дядя один - архитектор, художник, второй тоже, сестра художник, то есть я вырос в этой семье, окружении. В школе рисовал. Я помню хорошо. Были жвачки - Дональд. Это было в 90х, они только появились и были вкладыши и дети менялись вкладышами друг с другом. Эта жвачка еще дорогая была я помню, и родители так не покупали. И вот я помню рисовал свои вкладыши и они пользовались успехом. Было такое время, и как-то как оно происходило. Не у всех получалось, у меня получалось. А был случай, ну тут друзья, семейные художники.


Тот же Юрий Григорьевич Савченко . Да я вырос, все детство в этом окружении Коваленко, Савченко. Постоянно вот дядя приезжает, там вечно собираются. Каждый год это были сборы, потому что дядя приехал. А они все друзья детства и получаются. А дядя жил в Бресте приезжал раз в год, и как-то к его приезду все приходили в гости, а кто не мог приехать, прийти он приходил к тому, то есть если Савченко не приходил, то он обычно навещал его мастерскую. Я помню все мастерские, где он был и на АИЗе и наверху, и на ЦНИЛе. То есть я все детство как-то так прошло.

И вот что помню - это обнаженные натуры на картинах художников, и я в школе, не помню какой это был класс, начальный, а может даже не начальный, чуть попозже там 5-й, 6-й, я нарисовал обнаженную женщину, в такой позе. И как-то это вот в школе пошло по партам. Это вызвало какой такой скандал родителей приглашали в школу. В то  время такое было неуместно. А если бы я в другое время родился, в другом месте, возможно бы другая ситуация произошла

ДС. - Вы родились в Славянске?

- Нет я родился не в Славянске, я родился на Урале в Озёрске. Это городишко такой секретный. Он на острове практически находится, ядерный щит там по переработке оружейного плутония. Все вот эти реакторы, там их много. Мы в секретном городе жили. Сейчас уже это рассекретили. Но туда уже вряд ли попадешь, на родину. И я долгое время считал, что я не здешний, не хочу тут быть. То есть хотел туда все время. Но сюда приезжали, а потом переехали полностью и то есть, меня поехали там родили, а потом я долгое время никак не мог с этим смириться.
А позже, я согласился с той мыслью, что место, именно локация где ты рождаешься, она потом на тебя как-то влияет. Если вы здесь родились, я думаю что тоже как-то напитались и этой энергией. Я родился вообще где-то там в горах можно сказать в озерах, этих горных. Честно я тоже думал о других, кто там тоже родился, где они? Кто они? Чего они достигли? Как-то с ними связь со всеми потерял, есть там пара человек, но как-то мы фактически так не общаемся.

ДС. - Хорошо давайте мы теперь о ваших работах поговорим вы рисуете в разных стилях, и стрит-арт одно из направлений?

- Да скажем так, я менялся все время и меняюсь продолжаю меняться и как-то устраиваться в чем-то я не собираюсь. Это больше как постоянный поиск себя. Так происходит - ты меняешься. Надо бы как-то к чему-то одному. Смотришь на других как у них происходит. И вот интересно, бывают ситуации когда художники, нашли какую-то свою фишку, да и и бьют в одну точку. И у них успех, они как бы сильнее взлетают и пишут одинаково, ничего у них вообще не меняются. То есть одинаковое у них все, и смотришь в чем фишка этого успеха, что и как и как вообще как можно? Я в одну точку бить не могу. Я что-то нахожу, то что мне нравится. Как игрушка новая. Ты поигрался - все уже не можешь играться, ты ее закидываешь на какое-то время, причем закидывая ты к ней возвращаешься. Это как техника какая то возможно. У меня все больше связано с техниками. Ты открыл круто новую технику, одно время я поедал эти техники, просто дорвался до новых материалов каких-то современных возможностей, постигал это - то и в какой-то момент ты, наигравшись с этим, откладываешь. Потом следующий этап, следующий этап и так дальше дальше, дальше, ты растешь, растешь, растешь. И то, чем ты называешься, в каком стиле ты работаешь... Опять же и со стилями все ты пробуешь и то и это. И кто я, и чем я занимаюсь, честно, сейчас даже сложно сказать. Я думаю даже, пусть этим занимаются какие-то искусствоведы. Хотя уже есть и определенные сформированные трактаты, умозаключения... но пока что в голове.

А вот так, чтобы их описывать в большие книги... Мне уже все советуют - давай уже  рассказывай как это происходит. Тебе надо это описать... Потому что когда ты начнешь описывать и там запустится другая цепочка. Во всяком случае у меня есть единомышленники. У нас сложились определенные направления в котором мы действуем, или вместе действовали в какой-то период.

ДС. - Давайте посмотрим на ваши работы в Славянске, они действительно очень яркие привлекательные. К примеру на трансформаторной будке рядом с церковью озера Вейсово?

- Это уже перешло в акционизм какой-то - эта работа и вообще вся ситуация и история с ней связанная. Это единственная такая работа которая наиболее, ну я лично считаю, для Славянска. В Славянске от меня она наиболее интересна, потому что все остальные какие-то мои славянские - больше как подарок жителям, но как бы в угоду жителям - не поменять их мировоззрение, а типа угодить. Потому что если начну вот так, то они не поймут, вот так они не поймут. То есть это вот хорошо для детской площадки, это хорошо для там для исторической части. Но это не значит, что я прям сильно в этих жанрах устоялся как художник.

Я рисую открытки или рисунки то детские какие-то рисунки. То что я рисовал например "Время приключений" (анимационный сериал Пендлтона Варда - ред.), взрослые никто не поняли. Дети поняли все, дети заценили, маленькие дети. Потому что они смотрят этот мультик, взрослые вообще не понимали. И говорили, почему "Ну погоди" не нарисовать. Дети не поймут меня, если я начну "Ну погоди" рисовать. А "Время приключений" - фактически все дети были вау! круто! Это был такой момент. А в Славянске я пока не устоялся, если так честно признаться, как художник.

ДС - Все еще впереди

- Знаете интересная ситуация с поддержкой. Удивительно вообще почему у нас пытаются привлечь кого-то извне и привлекают, и как-то это получается. Если бы я был там, вне Славянска, меня бы наверное быстрее сюда притянули бы. И это вообще ситуация даже не Славянска касается, это наверно больше такая какая-то модель поведения советского человека.

ДС - Именно советского?

- Ну да я думаю вот это какая-то такая штука, потому что мы свое ну не то что не ценим - ценим. Я не могу сказать что мы не ценим, но есть определенное направление о подтягивать только своих исключительно своих это и удобнее, Земля вот влияет на этого человека, вот эта локация. И интересно другим подтягивать какую-то свежую кровь, поэтому это как палка о двух концах. Поэтому, все нормально, я считаю что все впереди.

- Все таки об этой работе, вы попытались изобразить там близкую Славянску тему соли. Расскажите об этом

- Идея была простая такая, это такая как метаморфоза больше, и кстати то что эта работа не закончена, многие об этом знают. И то, что она не закончена, я тоже на неё смотрю и думаю - что-то в этом есть, в этой незаконченности. Если она будет закончена, может быть она не так будет смотреться. Возможно то, как она смотрится сейчас - там где-то проглядывает частично линия, есть частично локации, которые вот реально финальны.


Но самое главное, вот эти ребра. Если я их покажу, сразу все станет на свои места. Я до последнего момента отказывался показывать эти ребра, и в любой момент, даже сейчас, можно прийти и взять эти ребра нарисовать. Но сразу вылезут кубы - явно четко именно кубы, ну то есть крылья кристаллическая решетка.

Да, это недосказанность, и я все таки считаю что нужно ее придерживаться, держать до конца. И тот кто будет долго стоять и смотреть, он увидит эти кубы, там принципе много не надо усилий чтобы их увидеть. А если я их сделаю явными, она потеряется. У меня был опыт в этом диалоге со зрителем и как это происходит. Была возможность сравнить, когда ты рисуешь конкретику, там птичку какую-то - я помню там скворца я рисовал в таком интересном месте, и была интересная задача и все. Но суть в том, что это была конкретика и люди которые проходили мимо не особо не удивлялись, кроме детей. Дети там вау-вау, а взрослые вообще...

- Дети лучше воспринимают ваше искусство?

- Дети вообще лучше все воспринимают. Это в принципе как чистый лист. Открытые глаза огромные, вот такие здоровенные, которые все хавают. А взрослые они уже наелись. И самое интересное, если что-то не укладывается в их мир, они отталкивают - нам это не надо. Вот это зачастую я думаю это тоже такой момент

ДС - Благодарим за интересный рассказ. Мы продолжим наше интервью в нашей следующей программе.

Вторую часть смотрите в следующие выходные.

Эдуард Торский
видео Сергей Кулешов
Деловой Славянск

 

 

Следите за новостями на нашем “Telegram-канале

9
0

Эта запись была размещена в рубрики: