Серебро и золото села Маяки. Сокровища ждут своих открывателей

 

Сведения о золоте и серебре, тайны которого до сих пор хранит земля в селе Маяки, датированы 1827 годом. ДС продолжает цикл публикаций "Из истории родного края". Информация по теме в свободном доступе группы "Славянск исторический" социальной сети "Фейсбук".

Вот, какую таинственную и загадочную историю поведала читателям Ирина Колесник.

Святочный рассказ про клады

Или о том, как сам государь-император дважды лично продвигал дело Прокопенко и Сердюка (двух местных то ли романтиков, то ли желающих обогатиться) по раскрытию клада в Маяках. А губернская Врачебная Управа тому препятствовала и в итоге всю авантюру и загубила.

История началась, согласно письма гражданского губернатора Слободско-Украинской губернии В.Г. Муратова в Министерство внутренних дел от 4 апреля 1826, так: «В прошедшем 1825 году обыватели Изюмского уезда Слободы Маяк Василий Прокопенко и Заштатного Города Славянска Андрей Сердюк просили разрешение об откопании в недрах земли слободы Маяк из предметах оной денег и вещей которые по сведениям ими приобретенных должны быть там сокрыты в давние времена.

Не приступив к удовлетворению сей их просьбы с моей стороны было предписано что бы не только воспрещено было упомянутым обывателям раскапывать означенных мест, но было бы строго наблюдаемо, дабы они не осмелились на то самовольно.

Ныне Изюмский Земский Исправник представил мне что те же обыватели явясь к нему с новыми показаниями что сокровища, о которых известно им, состоящие в золотой и серебряной монете и других дорогих вещах зарыты более 100 лет назад за каковою давностию зараза существовать не может, и что один погреб в Слободе Маяк сам собой показался, просили вновь дозволение на отыскание клада…
Земской Исправник воспретив опять раскрытие сих мест из показашемуся погребу придав караул, дабы ни кто не осмелился разрыть оной, доносит мне о том».

Изначально проблема заключалась в том, что существовало предположение, что сокровища были зарыты во время эпидемии чумы ("моровой язвы").

Поэтому губернская Врачебная Управа («…Так как члены Врачебной сей Управы не имели случая на опыте дознать сколько времени заразительная сила чумы остается в вещах или на оных, не теряя своей силы, в таком случае Управа сия приняла в основание известия достоверных в справедливости писателей не только видевших чуму, но пользовавших заболевших оною…») пришла к заключению, что клад если и открывать, то с большими предосторожностями, а еще правильнее – клад вообще не трогать.

Участвовали лично в рассмотрении дела маяцко-славянских кладоискателей весьма высокопоставленные лица: Слободско-Украинской губернии гражданский губернатор Муратов и вице-губернатор Донец-Захаржевский, управляющий Министерством внутренних дел Ланской, управляющий Комитетом МВД Гежелинский.

Дело дошло до самого царя и заинтересовало его. Николай Павлович дважды способствовал продвижению дела и даже дал разрешение на открытие клада.

После получения известия о монаршей воле, при подготовке к извлечению сокровищ вновь была привлечена Врачебная Управа, которая дала практические предписания по необходимым предосторожностям, состоящие из 11 пунктов. Первый пункт гласил: «Вокруг места в котором предполагается клад должно учредить карантин и по крайней мере окопать оное рвом глубиной в 4 и шириной в 2 аршина».

Это и поставило крест на всей истории, потому, что, как следует из заключения, посланного в столицу губернатором Муратовым: «1) Место, где зарыт клад, находится внутри Слободы Маяк между жильем окружающем его в ближайшем расстоянии и часть оного во дворе обывателя Лесняка, в недальнем расстоянии от коего Сельский запасный Магазейн, почему если от окружности погреба окопать ров для кордонной цепи, необходимо сломать дома обывателей и Магазейн. 2) Что обыватели Сердюк и Прокопенко – люди не имеющие состояния и не могут понести таких издержек».

Поскольку Николай I лично "курировал" ход дела, в Министерстве внутренних дел было решено ничего самостоятельно не предпринимать, а «сначала испросить Высочайшее Его Императорского Величества повеление». После этого дело рассматривалось на заседании комитета Министерства внутренних дел, где пришли к следующему заключению: нет смысла сносить половину Слободы Маяки из-за сведений о сокровищах основанных на слухах, сведения можно считать недостоверными и клады копать запретить, о чем «на сей счет 5 июля последовало собственноручное Его Императорского Величества повеление: «Совершенно справедливо»».

Об этом из МВД сообщили "Господину Слободскоукраинскому Гражданскому губернатору" в письме от 27 июля 1827 (черновик письма - последние листы архивного дела).
Конец истории.

Клады остались на месте, сокровища до сих пор ждут своих открывателей... (их происхождение и где они находятся см. фото листов с текстами опроса Василия Прокопенко и Андрея Сердюка)

Очень может быть, что никакого клада и золота никогда не было. А может...Монеты из злата и серебра до сих пор в недрах земли Маяцкой. Копни поглубже и будет тебе счастье...

Валерий Никитин по материалам интернет

 

Читайте также: Котлы с татарским золотом еще в Репном. Славянск хранит множество тайн

Следите за новостями на нашем «Telegram-канале«

41
10

Эта запись была размещена в рубрики: