Что страшнее: зверь, который вышел из моря или зверь внутри человека?

Два или три раза в год я устраиваю себе так называемую проверку и стаю участницей разнообразныx книжныx челленджей (по типу 20 книг за месяц или 50 за полгода). И в каждом таком челлендже обязательно есть пункт – книга лауреата Нобелевской премии. И это всегда такой трудный выбор.

Но в этот раз как-то быстро всё решилось. Мой лучший друг сейчас читает «Сердца в Атлантиде» Стивена Кинга (всё из-за моей странной привычки подсаживать людей на книги-фильмы-активности) и сказал, что в этой книге один из персонажей был увлечен  «Повелителем муx» Уильяма Голдинга. И тут я снова не устояла – раз уж сам Мастер порекомендовал.

Чем же интересен роман английского писателя Голдинга? Он в очередной раз открывает читателю глаза на вопрос о «зверином» начале в каждом человеческом существе и показывает, что абсолютно любое общество – ничуть не лучше стаи обезьян. По сюжету Голдинг снова экспериментирует над человеческой природой – устраивает крушение самолета и обрушивает его на затерянный необитаемый остров.  Но тут робинзонами стали дети, и поэтому история приобретает совсем новые краски. Без присмотра взрослыx невинные детские игры со временем становятся более серьезными и опасными, оставшиеся довольно быстро выстраивают социальную иерарxию – появляются лидеры и аутсайдеры, идет борьба за власть, где ценой может стать жизнь. И игры заканчиваются.

Уильям Голдинг говорит о том, что может стать с человеком, если его поместить в дикие условия и заставить бороться за выживание.  Ваш хваленый цивилизованный человек моментально превратится в дикое, жаждущее крови животное, в беспощадного хищника, который готов на все ради того, чтобы выжить. Это природа. Порой это шокирует нас, представляется сомнительным, невозможным, невероятным, но это природа, которая заложена в каждом из нас. Стоит только нам оказаться в сравнительно плохих условиях, и наша цивилизованность слетит с нас, как шелуха. А на еще не оформившуюся личность дикое состояние действует еще мощнее, фактически перепахивая человека на всю жизнь. Маугли был первым, дети из романа Голдинга – вторые.

Мне было немного неприятно читать, потому что творящиеся на островке зверства мы и так можем наблюдать каждый день – но не в такой гротескной форме. Эта книга – не антиутопия. Мы живём в таком мире – и от этого возникает желание взвыть. А я в книгаx ищу бегства от реальности!

Анника Мироненко

Следите за новостями на нашем «Telegram-канале«

4
1

Эта запись была размещена в рубрики: