Из глубин отчаяния. Как роковая связь погубила Искусство


Кажется, я была влюблена в творчество Уайльда еще до того как прочитала хоть одно его произведение. Я знала о дяде Оскаре то, что он добрый, веселый, невероятно остроумный и просто гениальный. 

Не знаю почему я так долго тянула с "De Profundis", хотя, наверное, знаю. Осталось не так много произведений Уайльда, которые я не читала, и мне, вероятно, хотелось как-то отложить момент знакомства с ними, чтобы всласть насладиться этим ощущением, когда ты страстно жаждешь чего-то, но не спешить это получить и в то же время наслаждаешься этим чувством, потому что знаешь, что момент X рано или поздно наступит.

В книге-исповеди предо мной предстал совсем другой Оскар. Не ироничный, самовлюбленный лондонский денди, что выглядывает из-за страниц "Портрета Дориана Грея" и многочисленных пьес. Я полюбила его именно таким и «Тюремная исповедь» (такое название ей дал, кстати, друг Уайльда, а изначально было только латинское название) меня удивила и поразила. «De Produndis» - письмо несчастного влюбленного со всеми необходимыми атрибутами: с обвинениями, воспоминаниями, просьбой вернуть подарки и письма и в то же время с надеждой на новую встречу. Но среди потока воспоминаний прошлых обид Уайльд говорит об искусстве, о роли художника, о боли, любви, человеческой душе.

Духовное преображение через страдание. Необычайно глубокий и красивый текст. На протяжении чтения книги меня, все же, не покидало ощущение, что я делаю что-то нехорошее. Что я подсматриваю, подслушиваю что-то, не предназначенное для посторонних. Что я вскрываю чужую чрезвычайно интимную переписку. Все-таки, не зря полный текст этого письма увидел свет лишь в 1962 году...наверное, покойный Роберт Росс все же чувствовал некую неловкость и не был на 100% уверен в том, что хочет увидеть этот текст опубликованным, предать его огласке. Как-то язык не поворачивается назвать это длиннющее письмо "книгой"...нет, это не книга, не роман, и вообще не художественная литература, по крайней мере в моем восприятии. Это боль в чистом виде. Боль, обида, отчаяние, какая-то жестокая любовь-зависимость, любовь опустошающая, разрушающая... И, самое страшное тут то, что от такого чувства не застрахован никто. Даже гениальные люди, кумиры эпох, эталоны века.

Проведя два года в Рэдингской тюрьме, Оскар Уайльд не только не ожесточился, но и сумел превратить свое пребывание в кандалах в новую ступень личностного развития. Будучи отвергнутым обществом, брошенным женой и лишенным родительских прав, он продолжал любить жизнь. Благородство и духовная сила этого человека помогли ему простить своего друга Альфреда, навлекшего на него позор и разорение. Все вещи Уайльда были пущены с молотка, в том числе и уникальная библиотека (вот такого я бы точно не смогла простить!). Несколько страниц в письме занимают размышления автора на темы "Христос как предтеча романтического движения в жизни" и "Жизнь художника в соотношении с его поведением", в которых он хотел бы выразить себя, если снова начнет писать. Мне очень понравилось уайльдовское видение Христа как поэта, который своей смертью "даровал миру самый вечный из всех символов". С этой точки зрения евангельская история предстает совершенно с другой стороны. Оскар Уайльд сумел выйти из-за решетки человеком воистину мудрым и познавшим себя. Боль и страдание сделали его восприятие жизни целостным. Я бы сказала, что он обрел Просветление. Название письма переводится с латинского как "из глубины". На первый взгляд может показаться, что это значит "из глубины тюремных застенков". Но мне кажется, что на самом деле "De profundis" означает - из глубины сердца.

Анника Мироненко

4
1

Эта запись была размещена в рубрики: