«Прекрасные и проклятые» Ф.С. Фицджеральда – гимн потерянного поколения

The crazy days, the city lights
The way you'd play with me like a child.
Will you still love me
When I'm no longer young and beautiful?

Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Как минимум каждый второй слышал имя этого прекрасного писателя и читал «Великого Гетсби», «Ночь нежна» или же «Загадочную историю Бенджамина Баттона».  Каждый его роман - это песня, звучащая томно и нежно, наполняя душу мыслями, представлениями, воспоминаниями.

Когда я читаю Фицджеральда, я всё острее чувствую, что должна была родиться именно тогда – в величественную и яркую эпоxу джаза.

Роман "Прекрасные и проклятые" (существует вариант перевода - "Прекрасные и обреченные") - один из ранних романов Фицджеральда, и при этом носит явные автобиографические черты. Правда автор совершенно не имел желания, чтобы его жену Зельду и его самого отождествляли с главными героями (несмотря на то, что повествование наделено множеством случаев из жизни с Зельдой - начиная от сцены с ботинком и до сцены с обсуждением общих детей).

Это не просто красивый и добротный роман. Это история поколения, которым нам уже никогда не быть, хотя "никогда не говори никогда", как перешептываются люди. Фрэнсис Скотт Фицджеральд представил на суд читателя слепок эпохи, трагедию и комедию положений в одном флаконе, где солируют он и она, а позади и вокруг них - целая эпоха.

На что автор не скупится в течение всего повествования, так это жесткая ирония, поверьте, здесь ей награждены все и каждый. Именно выбранный Фицджеральдом вариант диалога с читателем через призму ехидно-поучительной истории за чашечкой кофе с коньяком, с моей точки зрения, является основной причиной, почему "Прекрасных и проклятых" местами непросто читать, особенно первые главы.

Одно дело, когда усмешка сопровождает эпизод, а другое - когда всю байку от и до. Но через страниц двадцать-тридцать как-то ко всему этому удается привыкнуть, да и рассказчик сбавляет ненадолго напор, так что можно полностью погрузиться в историю, где есть он и она, где есть молодость, мечты, танцы и выпивка, амбиции, лень и лишний смех. Очень просто разгадать смысл, вложенный автором в название романа. Энтони и Глория - прекрасный образец избалованных испорченных детей, которые не знали нужды.

Они умеют лишь развлекаться, строить воздушные замки (а Глория и на это неспособна, она думает лишь о себе и, например, своей грядущей старости), канючить, сидя на кушетке, как вокруг все несправедливо, серо и скучно, закатывать вечеринки и не считать потраченных денег в ожидании новых даров приносящих. В чем-то они более чем прекрасны, эта юность, беспечность и веселье. Но красоту перевешивает их проклятие - ведь время так быстро утекает сквозь пальцы, не успеешь оглянуться, уже прошли года, а ты по-прежнему на все той же отметке, когда остальные давно ушли вперед.

Прекрасные и проклятые. Несомненно, прекрасные, но проклятые ли? Если да, то в чем же проклятие? В том, что главный герой, живя не по средствам, не хочет найти работу, ведь она не сделает его счастливее? Или проклятие в том, что главная героиня, по её же собственным словам, вообще не знает, зачем кто-то чем-то занимается, работает.

А может, проклятие в том, что эти две личности, столь прекрасные внешне, пусты внутри? Или же в том, что они встретились и полюбили друг друга? Или, может быть, в том, что жизнь их так ничему и не научила, не изменила? Где он верный ответ?... а пока залитый луной Нью-Йорк начала 20-ого века, виски, коктейли, джаз-девочки, кабаре, короткие стрижки, дым сигарет, тонкий аромат духов!

Анника Мироненко

3
1

Эта запись была размещена в рубрики: