Занимательная этимология с профессором Владимиром Глущенко: о Славянске, народе и о том, как изменить ваш пол к лучшему

IMG_9070

Имя Владимира Андреевича Глущенко хорошо известно читателям «Делового Славянска». В. Глущенко – доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой германской и славянской филологии Донбасского государственного педагогического университета.

Кроме того, Владимир Глущенко – поэт, автор трех сборников стихотворений, член Национального союза писателей Украины.

17 мая 2016 г. на сайте «Делового Славянска» были опубликованы прозаические миниатюры нашего земляка.

Сегодня вашему вниманию предлагаются заметки Владимира Глущенко о словах русского языка.

СЛАВЯ́НСК: УДАРЕНИЕ НА ВТОРОМ СЛОГЕ!

Коренные славянцы (и те, кто давно живет в городе или Славянском районе) нередко произносят название нашего города с ударением на первом слоге: Слáвянск. В сознании носителей русского языка, говорящих так, топоним Славянск ассоциируется со словами слáва, слáвный (Славянск – «славный город»). А поскольку в словах слáва, слáвный ударение падает на первый слог, то же сохраняется в наименовании Слáвянск.

Можно ли согласиться с такой этимологией слова Славянск, мотивирующей постановку ударения в нем на первом слоге? Разумеется, нет. В данном случае перед нами типичный случай так называемой народной этимологии. Вот яркий, хотя и с анекдотической окраской, пример народной этимологии: спинжак (т. е. пиджак) называется так потому, что носится на спине. Научная же этимология слова пиджак такова: это слово заимствовано из английского языка (англ. pea-jacket); русское пиджак – немотивированное слово.

Какова же научная этимология слова Славянск? Как известно, наш город первоначально назывался Тором. В районе современного города на Славянских озерах в XIII в. возникли соляные промыслы. В XVII в. развернулось строительство Торской крепости  (первое упоминание о крепости относится к 1645 г.; согласно постановлению Кабинета Министров Украины № 878 от 26 июля 2001 г., 1645 год признан официальной датой основания Славянска). В 1676 г. сожженная татарами крепость возрождается. Возникший город стал называться Солеварском, Солеванском. Позже название города видоизменилось в Славя́нск. Топоним Славя́нск в современном русском языке осознается как образованный от слова славяне. Сравним в украинском: наименование Слов’янськ осознается как образование от слов’яни (см.: Янко М. Т. Топонімічний словник-довідник Української РСР. – Київ : Радянська школа, 1973. – С. 136). Кстати, с украинским топонимом Слов’янськ никаких проблем нет: все произносят это слово правильно, с ударением на втором слоге.

В 1976 г. Евгений Нефедов, собственный корреспондент «Комсомольской правды» в Донбассе, написал о Славянске стихотворение, ставшее песней (музыка Ивана Станкова). В стихотворении-песне есть такие строки:

Седая древность в твоем названье
Со славой новою давно слилась.
Ты на московском меридиане
Стоишь по праву, родной Славянск.

Таким образом, поэт соединил научную и народную этимологии. Но обратите внимание на рифму: слилáсь – Славя́нск! Рифма мужская, ударение в Славя́нск падает на второй слог!

НАРОД

Не доводите народ до кипения: он без свистка.
Александр Антонов

Слово народ в русском языке исконное. Возникло оно еще в праславянском языке. Этимологическими «родственниками» этого слова являются лексемы род, рождать (старославянизм), родимый, выродок, урод (ср. укр. врода), урожай, родина, природа и др. В современном русском языке слова народ, род, урожай и др. уже не осознаются как однокоренные. В лексемах народ, урожай, природа произошло опрощение основы, возникли новые корни – народ-, урожай- и природ- (ср. прилагательные народный, урожайный и природный, образованные от существительных народ, урожай и природа).

Исторически слово народъ образовано с помощью темы от народити (префиксального производного к родити).

«Народ безмолвствует» – эта фраза из трагедии А. С. Пушкина «Борис Годунов» стала крылатой. Но безмолвствует он до поры до времени. Закончится его терпение – и «Тираны мира! трепещите!»

ГОРЧИЧНИК

В современном русском языке слово горчичник развило новое значение – «карточка, которую судья футбольного матча показывает игроку, получившему предупреждение». Дело в том, что такая карточка – желтого цвета. Если судья удаляет игрока, он показывает провинившемуся красную карточку. Игрок удаляется с поля (в футболе до конца матча), если он сыграл очень грубо (нередко с нанесением сопернику травмы) либо в том случае, если игрок получает в данном матче второе предупреждение. Поэтому не всякий судья решается в том или ином эпизоде (при нарушении правил) на второе предупреждение: ведь второе предупреждение автоматически означает удаление.

В некоторых случаях при грубом нарушении правил возможно как предупреждение (минимальное наказание), так и удаление (максимальное наказание). Все зависит от трактовки арбитра; субъективный момент здесь неизбежен. Об этом идет речь в следующем примере: Вратарь пошел на перехват, но вместо мяча поймал нападающего. Это, без сомнения, был фол последней надежды, но словенский рефери пожалел датчанина, ограничившись «горчичником» и назначением пенальти, который низовым ударом в угол реализовал Полтавец (газета «Спорт арена» от 19 сентября 2006 г.).

Совершенно очевидно, что горчичник – спортивный жаргонизм. Не случайно в приведенном примере это слово взято в кавычки.

В РУССКОМ ЯЗЫКЕ ПОЯВИЛИСЬ АРТИКЛИ!

Лингвисты утверждают: в русском языке появились артикли!

Как известно, артикли есть в арабском языке (семитская группа афразийской языковой семьи), в языках германской и романской групп индоевропейской семьи. В частности, в английском (германская группа), как, впрочем, и в ряде других языков, артикли являются формальным выражением категории определенности / неопределенности, присущей именам существительным. Приведем простейший пример: предложение Give me a book означает «Дай мне (какую-нибудь, любую) книгу» (неопределенный артикль a), а Give me the book – «Дай мне (эту) книгу» (определенный артикль the).

Все это хорошо известно из школьной программы. Но при чем здесь русский язык? А при том! В последние годы в русском языке появились неопределенный и определенный артикли. В самом деле, чем, как не артиклями, являются слова типа (неопределенное значение) и чисто, чисто конкретно (определенное значение)? Проиллюстрируем: предложение Дай мне типа книгу означает «Дай мне (какую-нибудь, любую) книгу» (неопределенный артикль типа), а Дай мне чисто книгу – «Дай мне (эту) книгу» (определенный артикль чисто).

Более того, в употреблении артиклей новый русский язык пошел дальше английского и других традиционно «артиклевых» языков. В них артикли употребляются только с именами существительными. Известный лингвист А. А. Реформатский называл артикли «грамматическими сопроводителями» существительных. Боже, как он ошибался! Язык решительно опроверг догматическое утверждение языковеда. В новом русском артикли стали «прилипать» даже к глаголам! Вот примеры: Я типа решил (т. е. «Я решил в общих чертах») и Я чисто конкретно решил (т. е. «Я принял вполне определенное решение»).

Но, конечно, употреблять русские артикли следует натощак. Для мало-мальски заполненного желудка они неудобоваримы.

МЫ ИЗМЕНИМ ВАШ ПОЛ К ЛУЧШЕМУ!

Этот слоган я прочитал на мониторе в маршрутном такси. Надпись повисела секунду – и исчезла, царапнув по моему левому полушарию. Стою ошеломлённый. Неужели, думаю, прямо здесь, в маршрутке?!

А если, например, я не хочу менять свой пол? Если он меня устраивает? Если так повелела матушка-природа? И разве пол бывает лучшим или худшим?

Жду повторения – а надпись не появляется. Уже и свою остановку проехал. А, вот! Те же слова на фоне сверкающего паркета.

«Вау! – думаю. – Вот это юмор! Типа игра слов!»

Хотел восхититься этой игрой – не получается. Хотел рассмеяться – не смешно. Что-то меня здесь смущает. Как вы думаете, что?

РАЗВЕРНУТЫЙ И ОГРАНИЧЕННЫЙ КОД

Ведь как исхитрился буржуй Бернстайн! На пустом месте создал теорию!

Сподобился Бэзил Бернстайн (дело было полвека назад) отобрать для эксперимента две группы отроков (а они, глупые, согласились: молодо-зелено!).

Первая группа – отпрыски богатых родителей, ученики частных закрытых школ Лондона. Роскошный словарь, обилие сложных предложений разнообразной структуры – удивительно ли? Лексика и семантика разнообразны и дифференцированны; высказывания носят абстрактный, обобщенный характер.

Говоря о языковой компетенции юношей-богачей и о том, как они владеют языком, Бернстайн употребляет термин развернутый код. При развернутом коде говорящий имеет возможность выбора из большого круга языковых средств, поэтому степень предсказуемости такого высказывания невелика. Эту группу испытуемых Бернстайн соотносил с высшим и средним классами.

А вот вторая группа – отроки из бедных семей. Образованьице не то! Словарь беден, предложения простые, нередко синтаксически незавершенные. Лексика ограниченна, высказывания конкретны. В этом случае Бернстайн говорит об ограниченном коде. Здесь количество вариантов выбора языковых средств резко сокращается и тем самым повышается степень предсказуемости высказывания. И эту вторую группу Бернстайн сотносил с рабочим классом, а также с сельскохозяйственным населением.

Бернстайн говорит о том, что носитель развернутого кода может быстро перейти в соответствующих обстоятельствах на ограниченный, при обратном же переходе требуется длительное обучение.

Клевета! В нашей стране, когда победила социалистическая революция и носители развернутого кода были в значительной своей части физически уничтожены (либо оказались в эмиграции), носители ограниченного кода в рекордные сроки перешли на развернутый! Правда, их знания ограничивались только своебразно составленным кратким курсом истории ВКП (б), но это уже детали!

По подсчетам Бернстайна, носителями ограниченного кода оказались 29 % англичан.

Вновь клевета! Клевета на пролетариат и революционное фермерство!

На Соловки буржуя Бернстайна! Махрового прислужника капитала – на Соловки!

Ведь что получается, а? Класс, под чьим именем совершался Октябрьский переворот, класс, провозглашенный гегемоном революции, – носитель ограниченного кода?!

О полуграмотные военные стратеги! Как там у Маяковского?

Начштаба
                   морщит лоб.
Пальцы
              корявой руки
буквы
непослушные гнут:
Врангель
               оп-
               роки-
               нут
в море.
             Пленных нет.

Великий Ильич утверждал, что у нас кухарка сможет управлять государством. Она и управляла! Причем о ней говорили: этот «повар» любит «острые блюда». Так сказать, кавказскую кухню. А в результате? Невиданный геноцид!

Весело на этом свете, господа!

14
3

Эта запись была размещена в рубрики: