Трансплантология в Украине: почему так сложно стать донором и как обреченные люди могут спасти себе жизнь

На рассмотрении у Верховной Рады находится новый законопроект о трансплантации, однако его нормы вызывают серьезные разногласия

В развитии трансплантологии Украина была пионером, пишет Сегодня. Еще в 1933 году в Херсоне хирург Юрий Вороной провел успешную пересадку почки умершего человека. Эта операция стала первой в своем роде. Однако на сегодняшний день в Украине более 5 тысяч человек находятся на гемодиализе (лечение острой и хронической почечной недостаточности с помощью аппарата "искусственная почка" – авт.), а часть из них –  в ожидании трансплантации почки.

Годичная необходимость по трансплантациям в Украине составляет почти 2000 пересадок почек, 1000 – сердца, 1500 – печени, 600 – костного мозга. По уровню развитости сферы трансплантологии Украина занимает последнее место в Европе, рассказывает генеральный директор ГУ "Институт сердца" Борис Тодуров. В своем время именно он стал первым в стране врачом, успешно пересадившим сердце человеку. Но последнюю операцию по пересадке сердца он провел уже более 10 лет назад. Уже давно, по словам медика, возможность проводить в Украине необходимое количество операций по трансплантации органов очень ограничена.

Почему в Украине сложно трансплантировать органы

Проблемы с трансплантацией органов в Украине касаются пересадки как от живого человека, так и от умершего. Согласно украинскому законодательству от живого донора пересадить орган могут только его родственнику или мужу/жене. Исключение составляют лишь биологические материалы, которые регенерируются, например, костный мозг. Более того, взять орган у такого донора можно только после получения его письменного согласия.

Если же никто из родственников не подходит по медицинским показателям, больному и близким остается либо ждать, либо искать способ провести трансплантацию за границей. Зачастую врачи даже подсказывают пациентам незаконные способы спасти свою жизнь.

"Отцу нужна была пересадка печени, а из родственников никто не подошел, – рассказывает киевлянка Татьяна Иванова, – По закону ведь только от родственников можно. Врачи нам тогда советовали найти донора, договориться и как-то оформить его как родственника. Но это все так и закончилось ничем".

Еще более сложная ситуация в Украине с трупным донорством – пересадкой органов от умершего человека. В Украине действует так называемая "презумпция несогласия" – если человек не дал письменное согласие на донорство после смерти, его органы могут быть использованы только после согласия его близких родственников или жены/мужа.

На первый взгляд каждый украинец потенциально может согласиться отдать органы на пересадку в случае смерти, но на практике точно не определено, как это можно сделать. Поэтому в большинстве случаев органами распоряжаются близкие умершего человека.

"На сегодня существует закон "Про трансплантацию" 1999 года, который предусматривает презумпцию несогласия. То есть любой украинец сегодня не может отдать какие-то распоряжения относительно своих органов при жизни. Нет такого механизма. Наши родные должны после нашей смерти отдавать какие-то распоряжения", – утверждает Тодуров.

Родственники умершего, в свою очередь, крайне редко соглашаются на это, учитывая то, что такое решение им приходится принимать сразу же после страшной новости.

Взять орган для трансплантации можно только после констатации консилиумом врачей смерти мозга. Временной промежуток для этого очень мал – сердце уже умершего человека еще продолжает биться, а кровообращение не нарушено.

Еще одна проблема состоит в том, что в стране нет единой базы пациентов, нуждающихся в трансплантации со всей медицинской информацией о них. Поэтому, даже если орган и находится, драгоценное время теряется на то, чтобы найти реципиента, которому по медицинским показателям может подойти именно это сердце.

Однако, если бы система работала налажено, органы умершего человека могли бы подарить надежду на жизнь нескольким другим людям.

"Как это ни цинично звучит, один умерший человек может спасти 8 жизней – сердце, два легких две почки, печень, которую тоже можно делить на два реципиента, поджелудочная железа, кишечник, роговица глаза. Это даже больше 8", – говорит Борис Тодуров.

К примеру, средняя продолжительность жизни человека после трансплантации сердца в мире составляет 13 лет. Именно столько с новым сердцем живет  харьковчанин Эдуард Соколов. Много лет назад он перенес инфаркт, после которого образовалась аневризма, переросшая в дистоническую кардиомиопатию. Врачи говорили, что жить ему оставалось не больше года. Сейчас он пишет книги об операции и делится своим опытом с теми, кому такое только предстоит.

"После операции я проснулся, во рту интубированная трубочка, передо мной стоит 12 докторов полностью экипированных, только глаза светятся радостью. Я сразу посмотрел на руки – они розовые. Это как двигатель от "Мерседеса" переставили в "Запорожец" – прилив сил, прилив крови. Доктора тоже очень волновались, спрашивают как дела. А я думаю – у меня же трубка во рту, как я им отвечу, показываю, мол, давайте я вам напишу. Дали бумажку и ручку, я написал "онемели пальцы левой руки". Они сразу и обрадовались и говорят "Наш писатель". Вот так с легкой руки Бориса Михайловича (Тодурова – Авт.) я стал писателем, написал книгу о том, как все это было", – рассказывает Соколов.

47_main

Эдуард Соколов. Фото: А. Пайсов

Несмотря на то, что информация о донорах в Украине засекречена, Соколову удалось узнать, что в его груди бьется сердце 26-летнего курсанта. Сейчас жизнь мужчины осложняется лишь тем, что дважды в день ему приходится принимать иммуносупрессоры – вещества, подавляющие иммунитет, чтобы организм не отторгал сердце. Его иммунная система работает на 25%, поэтому и все болезни проходят серьезнее, чем для остальных, даже если речь идет о простуде. Эти препараты достаточно дорогие, говорит он, но государство обеспечивает ими полностью.

"Давайте я подойду к вам с пистолетом и скажу выбирать – я нажму курок или вы хотите жить? Что вы выберете? – рассуждает Соколов о чужом сердце, – Вот так и мне – обсуждать моральный момент или жить".

___borys_todurov__01

Последнюю пересадку сердца Борис Тодуров провел 10 лет назад. Фото: Borys Todurov / Facebook

Последним пациентом Тодурова с пересаженным сердцем стал многодетный отец из Черкасской области Сергей Маценко. У мужчины была ишемическая кардиомиопатия, жить с которой становилось все сложнее. Сейчас, спустя 10 лет после операции, он спокойно может заниматься домашним хозяйством и даже колоть дрова.

"Может у кого-то что-то и изменилось (после операции – Авт.), но за собой каких-то изменений я не чувствую. Разве что стал более нетерпимым к неправде, отрицательным вещам", – рассказывает Маценко.

Новый закон про трансплантацию: мнения разделились

Решить проблему с транплантацией в Украине пробует Верховная Рада. В апреле 2016 года на голосование в зал были вынесены два кардинально противоположных проекта закона. В одном из них в основу была заложена презумпция согласия – если человек письменно не отказался, он автоматически может стать донором органов после смерти. Однако депутаты поддержали альтернативный проект авторства народных депутатов Оксаны Корчинской (Радикальная партия) и Ольги Богомолец (БПП), в котором презумпция несогласия остается действовать. Согласно закону, каждый человек имеет право предоставить согласие или несогласие на использование его органов после смерти. Эта информация будет внесена в Единую государственную информационную систему трансплантации. Как отмечается в проекте закона, каждый украинец в любой момент может отозвать или изменить свое заявление. Если же такого заявления в базе зарегистрировано вообще не будет, органами умершего будут распоряжаться родственники.

На данный момент этот законопроект дорабатывается и уже осенью может быть вынесен в сессионный зал для второго чтения.

"Важнейший фактор – это организация системы забора транспортировки и трансплантации этих органов. К сожалению, у нас эта система не работает вообще, и финансирование в последние годы практически равно нулю. Мы, по сути, финансируем только иммуносупрессивную терапию тем пациентам, которые уже перенесли трансплантацию", – говорит руководитель комитетской группы, которая дорабатывает проект закона народный депутат Алексей Кириченко (Радикальная партия).

По словам политика, на базе законопроекта, который уже прошел первое чтение, будет утверждена концепция развития трансплантологии и алгоритм функционирования всей системы.

Впрочем, этот проект закона, по крайней мере, в том виде, в котором он есть на сайте Верховной Рады, проблему в сфере трансплантологии не решит, а может даже и навредит, считает Борис Тодуров. Причиной этому стала норма, что человек с признаками насильственной смерти не может стать донором органов.

"Ничего он не изменит для нас, он даже хуже предыдущего, ведь в нем есть некоторые пункты, которые делают невозможным вообще трупное донорство. Например, на потенциальном доноре не должно быть признаков насильственной смерти. То есть если водитель попал в автокатастрофу или мотоциклист был сбит машиной и у него есть признаки насильственной смерти – он не может быть донором. А это 99% наших доноров, люди, которые погибли в результате трагических случаев. Поэтому, если в этом виде этот закон будет принят, вообще трансплантология остановится", – сказал он.

Механическое сердце как временная альтернатива пересадке

На сегодняшний день смертность от сердечнососудистых заболеваний в Украине составляет 66% – это порядка 400 тысяч человек, что вдвое больше, чем в европейских странах.

"Из листа ожидания, несмотря на адекватную терапию, только 40% доживают до конца года. Мы видим, что лист ожидания обновляется в плохом смысле этого слова каждый год почти полностью ", – говорит Тодуров.

3
1

Эта запись была размещена в рубрики: