К истокам курортного Святогорска

Святогорск 3

Граф Г.И. Рибопьер.

Граф Г.И. Рибопьер.

Принято считать, что Святогорск возник как курорт уже при советской власти и ведет  свою историю с 1920-х, однако его потенциал в качестве места лечения и отдыха начал раскрываться значительно раньше, и уже в конце позапрошлого века сюда ехали не только помолиться или на ярмарку, но и на отдых и лечение.

Основной фигурой в курортном бизнесе Святых гор был граф Георгий Иванович Рибопьер (1854-1916), последний владелец имения Потемкиных.

Получив в 1872 году в наследство Святогорское имение, новый владелец занялся зарабатыванием денег: были построены конный, скипидарный и лесопильный заводы, а территория на левом берегу Донца была обустроена для приема курортников, там были выстроены гостиницы, дачи и рестораны.

Макет усадьбы Рибопьера. Из фондов Святогорского историко-архитектурного заповедника.

Макет усадьбы Рибопьера. Из фондов Святогорского историко-архитектурного заповедника.

 

Титульный лист рекламного буклета.

Титульный лист рекламного буклета.

Разрослась Успенская ярмарка, к которой была проложена узкоколейка длиной 8 км от станции Святогорская. Конка (трамвай на конной тяге) доставляла всех желающих в монастырь и на ярмарку. Конечная станция находилась напротив монастырской гостиницы.

Для отдыхающих был издан 8-мистраничный рекламный буклет. На титульном листе кроме названия – «Курорт и Дачное место "Святые горы"» – сразу же рекламировались наиболее популярные: «Кумыс», «Лечебные ванные разного рода», «Купанье».

Разовые билеты и сезонные абонементы предлагались в купальни, павильоны, гулянья в бору. Отдыхающим предлагались экипажи, верховые лошади и даже катание на ослах. К услугам курортников также была платная библиотека.

В буклете прописывались обязанности администрации и врача курорта. Первая была обязана осуществлять общее наблюдение за курортом, а второй – наблюдать за качеством продуктов. При этом подчёркивалось, что «в обязанности врача не входит даровое пользование больных».

Отдельно был прописан порядок отпуска разных продуктов и услуг дачникам по «заборным» (чековым) книжкам, позволявшим приобрести товары и услуги в кредит по льготным ценам.

Таким образом, уже в начале XX века в имении графа Рибопьера существовала развитая система коммерческих курортных услуг.

В книге «Ступки. Четвертое измерение. 1884-2010», посвященной истории голландской соляной шахты «Петр Великий» в Ступках (ныне – окраина Артемовска), приведено письмо Леоноры Паардекоопер – жены одного из директоров. Вот что писала она своей подруге в Голландию о поездке в Святые Горы в мае-июне 1904 года:

Леонора Паардекоопер, 1898 г.

Леонора Паардекоопер, 1898 г.

«Мы запланировали отдых на месяц в лесу графа Рибопьера. Нам написали, что мы получим меблированный домик с одной гостиной, маленьким кабинетом и двумя спальнями. Еще была отдельно стоящая кухня с местом для прислуги.

Упаковать и привести все в порядок оказалось более хлопотно, чем нам думалось. Ведь нам нужно было везти с собой одеяла и постельное белье на всех: господина и госпожу, няню, троих детей (один из которых был 4-месячным младенцем) и двух служанок.

В 2 часа ночи нас разбудили, а в три часа с небольшим прибывал наш поезд – это была единственная возможность добраться засветло… Муж уже ушел на станцию покупать билеты и договориться о багаже, и мы следуем за ним: няня с младенцем, гувернантка с полусонным Иваном, а я веду самого старшего за руку.

На перрон мы приходим сонными и продрогшими от холода ночи. Прибывает поезд и мы быстро находим купе для нашей шестерки (прислуга устроилась в 3-м классе).

Первая часть поездки продолжается недолго. Много времени уходит на то, чтобы уложить детей на полки еще немного поспать. Оба старших протестуют: «Мы больше не хотим спать!». Пока я занимаюсь детьми, вспоминаю, что забыла кое-что – клеенку для детской постельки! Поезд еще стоит на станции, но уже был дан 2-й звонок, что означало всем пройти в поезд. Скоро прозвучит 3-й звонок, поезд тронется и можно будет забыть о клеенке вообще. Но ах! Все на этой станции оказываются дружелюбными и готовыми помочь: мол, ничего страшного, задержки случались сотни раз…. Так что мы посылаем человека домой за этой клеенкой. Начальник станции спокойно ждет, пока я не получаю мою дорогую клееночку. Раздается 3-й звонок, и поезд медленно трогается.

Два часа мы едем очень медленно, около 25 км в час, все в горку, и по дороге делаем две остановки. Мы выходим в Краматорске, где должны пересесть на скорый поезд на Славянск. Ждем полчаса… Приходит носильщик с сообщением, что прибыл поезд на Славянск. Он уже отнес ручную кладь в купе, которое занял для нас. Теперь все вокруг становится красивее, до этого же были лишь бескрайняя равнина и степь без деревьев, а теперь видим много домов. Здесь осели болгары, они искусные садоводы, используют особый полив, пытаясь удобрять и увлажнить сухую почву. Так они выращивают клубнику, дыни, помидоры и другие овощи и фрукты. Даже здесь уже много деревьев, что для нас непривычно – в сухой степной зоне деревья не растут, так как земля слишком твердая и сухая.

Через час мы приезжаем в Славянск, где нас уже ждут три повозки, две – для господ и детей и одна – грузовая, для наших пожитков. Следующие пару часов едем на свежем утреннем воздухе. Позже он нагреется, но к тому времени мы уже надеемся приехать в Святые Горы.

Конка в Святых горах, 1904 г.

Конка в Святых горах, 1904 г.

Мы едем быстро и сначала путь наш был довольно хорош, но долго это не продолжалось. Мы выехали из городка, и дорога теперь будет хуже и хуже. Это совсем не то, что мы в Голландии называем дорогами! Большие ямы и ухабы – явление абсолютно нормальное здесь. Нам повезло еще, что в прошедшие недели не было дождя. Иначе все те ямы были бы полны водой, и она бы премило брызгала нам в уши! А пока мы можем наслаждаться пылью и едем сквозь огромную пыльную тучу.

Дорога медленно поднимается в гору, и вдали мы уже видим лесистые склоны Святых Гор. Через маленькую речку Донец, возле немыслимо бедной и маленькой деревушки (Богородичное – прим. авт.), находится [паромная] переправа. Переправа работает с трудом, так как уровень воды очень низок. Говорят, чтобы не грузили слишком тяжело, иначе застрянем. Переправа продолжалась очень медленно! Наконец, мы можем продолжать нашу поездку и добираемся до лесов, где прохладнее.

Тем временем было уже 8:30 и солнце жарило в полную силу. После примерно часа езды через густые леса мы прибываем на лесную поляну. Леса здесь в основном сосновые; деревья высоки и стройны как свечи.

На опушке находим небольшое деревянное имение с облезлым безобразным зданием с надписью на нем «Hоtel» (там же находилась и контора). И вот в этом «шикарном отеле» нам показывают пустую и унылую комнату. В ней стоит железная кровать с тюфяком, но без подушек, белья и одеяла. Далее – деревянный кухонный стол и несколько шатких стульев… Но, к счастью, для нас приготовлен другой домик.

Дети остаются в доме с няней и прислугой, а я иду на улицу, пытаясь разузнать, как бы нам перекусить, так как опасаюсь, что кухня в нашем доме будет очень примитивна (позже так и окажется!). Да, люди смогут достать еду, но нам придется самим идти за ней. Муж возвращается из конторы, и теперь мы можем отправляться в наш «меблированный» домик.

Домик, где жила семья Пардекоопер летом 1904 г.

Домик, где жила семья Пардекоопер летом 1904 г.

Нас проводят лесом по узенькой тропинке на нашу так называемую дачу, которая находится среди кучки маленьких летних домиков в 100-200 метрах друг от друга. В нашем домике 4 комнаты: 2 спальни, гостиная и прихожая с гардеробом и письменным столом.

А теперь об обстановке. В жилой комнате был деревянный кухонный стол с шестью деревянными стульями и шкафом, в котором не было абсолютно ничего. В каждой спальне – по умывальнику и две железных кровати с тремя планками, на которые укладывают матрасы. Все остальное, что нам было нужно, отсутствовало! А ведь нам писали, что все будет! К счастью мы взяли с собой детскую коляску, так что мы смогли уложить младшего. Теперь нам нужно отправляться за покупкой всего необходимого. Мы получаем чехлы для тюфяков, которые нужно набить соломой. Потом узнаем, что где-то с другой стороны, на берегу реки, есть магазин, где мы сможем купить или взять на время все необходимое… В магазинчике мы нашли почти все, что было нужно. Все было простое, но вполне пригодное для отдыха на месяц. Мы могли взять все во временное пользование, что означало, что мы в конце нашего пребывания сможем вернуть все, что уцелеет, но получим назад сумму меньшую, чем заплатили.

Мы возвращаемся на дачу, и, наконец, можем прийти в себя. Уже наступил полдень, солнце в зените и температура на улице достигает 32-38 градусов, так что мы обрадовались, что вернулись с жаркого луга в тень деревьев. Теперь необходимо было привести в порядок спальни и гостиную, а потом уже можно было перекусить. Еда была неплоха, хотя и проста: русский суп, запеченное мясо, картофель и овощи – маленькие малосольные огурчики и большие огурцы. Этим же самым нам пришлось питаться целый месяц: нашему т.н. повару не было известно никаких вариаций.

Мы чувствуем себя необычно, нам не хватает наших удобных стульев и других удобных домашних вещиц. Но воздух упоителен, аромат придает силу, лес кажется бескрайним – мы приехали сюда ради природы и отдыха – так что придется смириться с некоторыми неудобствами…»

Леонора Паардекоопер с детьми и прислугой. Святые Горы, 1904 г.

Леонора Паардекоопер с детьми и прислугой. Святые Горы, 1904 г.

Граф Рибопьер вел крайне замкнутый образ жизни и нечасто посещали Святогорье.  В 1916 году он умер в Москве, а уже через год Святогорское имение было национализировано советской властью.

Дом графа был разграблен и отдан под приют для беспризорных, а после войны от усадьбы уже не осталось и следов. Позднее на том месте санаторием им. Артёма был сооружен летний кинотеатр, но и от него сейчас почти ничего не осталось.

Новый этап в жизни Святогорска-курорта начнется уже летом 1922 года, когда в бывшей монастырской гостинице откроется Донецкий дом отдыха (будущий санаторий им. Артема).

Сергей Лукьянов,
фото из открытых источников

6
0

Эта запись была размещена в рубрики: