Для чего нужны администрации Москаля и Кихтенко

администрВот уже вторую неделю, как в Донецкой и Луганской областях официально функционируют не просто областные государственные, а военно-гражданские администрации (далее ВГА). Их главами стали соответственно генерал-губернаторы Александр Кихтенко и Геннадий Москаль.

Об этом в статье Инсайдера. Новые администрации были образованы указом президента Украины от 5 марта. Основанием для этого указа стал закон "О военно-гражданских администрациях", принятый Верховной Радой 3 февраля и подписанный главой государства 26 февраля.

Но, не успев еще толком наладить на Донбассе работу ВГА, на Банковой обещают их уже ликвидировать…
Правда, произойдет это после того, как в регионе пройдут местные выборы. А пройдут они, по словам Петра Порошенко, лишь тогда, когда в отдельных районах Донецкой и Луганской областей можно будет обеспечить свободную агитацию, волеизъявление, работу иностранных наблюдателей и т.д.

Короче, это произойдет, скорее всего, нескоро. Следовательно, такая временная мера, как ВГА (пока что планируется, что они будут существовать не больше года), может задержаться на Донбассе на неопределенный срок. В связи с этим на Банковой подчеркивают: закон "О военно-гражданских администрациях" может быть продлен.

Зачем они, собственно, нужны?

В пояснительной записке к упомянутому закону отмечается, что, мол, проведение в Донецкой и Луганской областях АТО засвидетельствовало серию проблем, с которыми не смогли справиться местные органы власти.

Молча прийти и поправить все, как человек из Кемерова в песне Гребенщикова, призваны, судя по всему, новые военно-административные органы. Кроме областных, планируется также создавать локальные ВГА.

В частности – там, где местные советы и администрации не выполняют своих функций, самораспустились или самоустранились. На Донетчине - это Волновахский и Марьинский районы, такие города, как Авдеевка, Красногоровка, Угледар. На Луганщине - Станица Луганская, Попасная, Новоайдар.

Закон предусматривает целый список полномочий областных ВГА. Все они, так или иначе, сводятся к стандартным функциям облгосадминистраций. Конкретно с военной сферой выделяются несколько - например, организация призыва на службу, производство и поставка необходимых для армии ресурсов, продуктов и услуг.

Районные ВГА, в свою очередь, призваны участвовать в формировании и доставке гуманитарных грузов на территории Донбасса, неподконтрольные Киеву.

Однако наряду с этими полномочиями может стоять одна негласная "надфункция". А именно - усиление военно-административного контроля не только за внешними, но и внутренними угрозами.

Ни для кого не секрет, что в районах Донбасса, контролируемых Украиной, остается значительный процент тех, кто открыто, полуоткрыто или латентно поддерживает сепаратизм. В глазах Киева они могут считаться "политически неблагонадежными".

Один мой друг, который родом из упомянутого выше Угледара, рассказывает, что если в соседней Волновахе население в целом лояльно относится к ВСУ, то в его родном городе, который также контролируется украинской армией, подавляющее большинство местных жителей встретило бы "днровцев" с цветами...

В конце концов, весна прошлого года показала, что ключевой проблемой, с которой не справились или не захотели по тем или иным причинам справляться региональные власти, – это усмирение "взорвавшихся" групп местного населения…

С точки зрения центральной власти, каждый из регионов страны может означать, прежде всего, потенциальный политический ресурс (подобно мему про водителя маршрутки, который, подъезжая к остановке, видит вместо людей огромные пятигривенные купюры) или потенциальный источник неприятностей.

Местные администрации, исходя из этого, могут быть для центра инструментом добычи и потребления этих ресурсов или орудием устранения локальных проблем, которые угрожают госвласти в целом и на этих территориях в частности.

При Януковиче, к примеру, Донбасс был для власти в первую очередь кадрово-электоральным ресурсом. Его добычей и поставками наверх занимались местные "сине-белые" исполкомы и советы. Социально-экономического "покращення" многие жители региона от них так и не дождались, в итоге мы получили "ДНР".

Для нынешней украинской власти подконтрольные Киеву районы Донетчины и Луганщины - это скорее потенциальные источники сепаратистских неприятностей. И здесь для Банковой и местных властей есть определенный риск.

Если оставить, как обычно, оптимизацию жизни в регионе "на потом" - а сегодня мы в первую очередь говорим о послевоенном восстановлении - то один административно-силовой контроль, как его не назови, может оказаться несостоятельным. Кстати, судя по последним заявлениям Банковой, восстановление Донбасса также откладывается на "после местных выборов"…

Если родитель будет только давить своим авторитетом на ребенка, последний может рано или поздно устроить бунт, или убежать из дома, оставив свою комнату пустой и никому не нужной, или даже погибнуть.

Чтобы этого не допустить, центральной и местной власти стоит рассматривать отдельные группы донбасского населения не только как возможный источник проблем, но и как людей, нуждающихся, прежде всего, в социальной защите. В законе о ВГА интересы жителей региона поставлены на первое место, а вот как оно будет на самом деле - вопрос открытый.

Не менее важно, чтобы эти администрации были по факту не только полицейскими органами, но и реальным пространством для гражданского диалога, а также мостом для коммуникации между жителями региона и Киевом. Это будет эффективным методом защиты как от внешних, так и от внутренних угроз.

novosti.dn.ua

1
0

Эта запись была размещена в рубрики: