Взгляд в прошлое: Августейшие гости СВЯТЫХ ГОР

Августейшие гости СВЯТЫХ ГОР

Несмотря на удаленность от столиц, эта земля помнит многих великих людей. Ею восторгались художники, ее воспевали писатели и поэты, о ней заботились царственные особы, ее посещали видные общественные деятели. Она переживала набеги врагов и периоды запустения, но всегда возрождалась и восставала из пепла небытия обновленной и еще более прекрасной…

page 76(1)

26 февраля 1764 г. Екатерина II подписывает указ о церковных владениях, объявляющий об изъятии земель и крепостных крестьян из монастырской собственности и передаче их в государственную казну. Из 954 существовавших на то время монастырей, предписывалось за государственный счет содержать 226, 310 должны были существовать за счет добровольных пожертвований, а остальные 418 предписывалось закрыть.

Указ о закрытии Святогорского монастыря был подписан 10 апреля 1786 г., а 29 августа того же года обитель была закрыта директором экономии Екатеринославского наместничества Федором Корбе. Имущество было описано, монахи – высланы в другие монастыри, обитель закрылась на долгие полвека.

Есть предание, что князь Григорий Потемкин-Таврический, проезжая в Крым мимо Святых Гор, пленился их красотами и пожелал получить их в собственность, для чего испросил себе у Екатерины II эту «рощицу», как он называл это место.

В одном из писем своих к Екатерине II Потемкин называл выпрошенную дачу «раем земным». В сохранившемся ответе Екатерины на это письмо, датированном 1 октября 1790 года, она пишет: «Друг мой сердечный, князь Григорий Александрович! Дав тебе рай земной сегодня, как ты называешь эту дачу, которую ты у меня просил, прошу тебя, если вздумаешь оную паки продать, предпочтительно мне оную продать…». «Дача» с «рощицей» представляли собой ни много ни мало 27.000 десятин (около 29,5 тыс. га) земли и до 2000 крестьян.

page 89

После смерти Григория Потемкина Святогорское имение по наследству перешло к его племяннику князю Василию Энгельгардту, потом – к племяннице княгине Татьяне Юсуповой (Энгельгардт). Это, кстати, те самые Энгельгардты, у которых Тарас Шевченко в казачках служил…

После смерти княгини Святогорское имение (в результате ряда сделок между наследниками) перешло к ее сыну от первого брака – графу Александру Михайловичу Потемкину (1787-1872) и его жене Татьяне Борисовне Потемкиной (урожденной княжне Голицыной, 1797-1869). К этому времени уже более полувека монастырь находился в запустении. Пришли в упадок его деревенские постройки, в некоторых пещерах произошли обвалы. Местность же окружающая не потеряла своей поэтической привлекательности, и супруги Потемкины не раз высказывали друг другу сожаление о том, что иноки здесь больше не живут…

Трехлетние хлопоты по восстановлению Святогорского монастыря, начатые Потемкиными и поддержанные епископом Харьковским Иннокентием, увенчались успехом, и, по докладу Святейшего синода, император Николай I указом от 15 января 1844 года «повелеть соизволил восстановить Святогорскую Успенскую пустынь на началах общежития и принять за основание внутреннему благосостоянию онаго устав Глинской пустыни Курской епархии» (она и сейчас существует – Глинская пустынь в селе Сосновка Глуховского района Сумской области).

На восстановление и содержание монастыря Потемкин выделил 10 тысяч рублей и 300 десятин земли. Сразу же началось коренное переустройство. Старые постройки, за исключением собора, были разобраны, а на их месте по утвержденному плану возвели новый архитектурный комплекс, центральным элементом которого стала Покровская церковь с колокольней. Велась расчистка пещер и подземных ходов.

Кроме того, на склоне Святых Гор, близ монастыря, был построен великолепный двухэтажный особняк с балконами, окруженный садом и липовой рощей. В этом доме останавливались не только многие высокородные гости, деятели культуры, известные писатели, поэты, художники, но и императорская семья!

Император_Александр_II_и_императрица_Мария_Александровна

Император Александр II с семьей планировали провести осень 1861 г. в Крыму в только что приобретенном ими у графа Потоцкого имении. Императрица Мария Александровна обещала Татьяне Потемкиной по дороге в Крым заглянуть в их святогорское имение. Слух о приезде царицы прошел по всей округе, и жители ее стали собираться к Святым Горам и расположились лагерем в шатрах на берегу Донца.

15 августа был храмовый праздник в монастыре, и к этому дню заранее собрались толпы богомольцев, к приезду императрицы можно было насчитать около 30 тысяч пришлого народа. И на все это пришлое население приходился один земский исправник, один становой и несколько полицейских стражников.

Предполагалось, что императрица с детьми проведет в Святых горах один день, после чего выедет на соединение с Государем, который в это время находился в Чугуеве.  Мария Александровна прибыла в Святогорскую пустынь в 8 часу вечера 9 августа, где была тожественно встречена игуменом Германом с иеромонахами. Помолившись в церкви, государыня отбыла в дом Потемкиных.

19_1

 Прибыв туда и увидев с открытой галереи вид на Святогорский монастырь и пейзаж Святых Гор над Донцом, императрица воскликнула: «Это моя Швейцария!». После посещения монастыря и вечерней прогулки в лодках по Донцу она передумала уезжать и послала телеграмму государю, прося его приехать к обеду в Святые Горы. После четырех часов прибыл гонец с известием, что император приедет к шести часам.

«Все тот же исправник и все те же два становых пришли в нервный страх», – писал князь Владимир Мещерский (внук историка Н.М. Карамзина). – Весть пронеслась мигом по всей окрестности, и толпы народа стали подниматься на встречу царя». 

К шести часам был подан роскошный обед, а о том, что было после, Мещерский писал так: «После обеда состоялась прогулка по Донцу на лодках. Прогулка эта была до такой степени событием из сказочного мира Шехерезады по красоте впечатлений, что Государь буквально испытывал нечто вроде восторженного состояния. И действительно, никогда и нигде после по сей день я не видел и не испытывал подобных впечатлений от прекрасного. Ночь наступила теплая и лунная. Море из десятков тысяч народа волновалось и бушевало по левой стороне Донца, а Донец тихо дремал, волшебно отражая во всю свою даль и месячный блеск, и тысячи всевозможных огней.

Большая лодка вместила всех гостей с хозяйкой. Гребцы в красных рубахах, шапках с павлиньими перышками и плисовых черных безрукавках, стройно гребли в двенадцать весел. Впереди шла лодка с монастырских хором певчих. Толпы народа покрывали длинный берег, раздавались крики, возгласы. Кто крестился, кто крестил лодку, бабы поднимали детей своих на руки, как будто прося для них царского благоволения. Молодежь крестьянская бегала сотнями вдоль берега за лодкой, иные, чтобы ближе видеть царя, стояли по грудь в воде. На высоком горном берегу в густой и темной зелени бора в продолжении всей прогулки ежеминутно вспыхивали и горели бенгальские огни…»

За 3 дня, проведенные здесь, августейшие гости посетили монастырские храмы и скит преподобного Арсения, присутствовали на торжественных богослужениях, осматривали местные достопримечательности.

В память о пребывании в гостеприимном доме Потемкиных императорское семейство сфотографировалось вместе с владельцами имения. Вместе с хозяевами, императором Александром II и императрицей Марией Александровной, фотограф запечатлел малолетних детей императорской семьи – Марию Александровну и Сергея Александровича, фрейлину княгиню Александру Долгорукову, воспитательницу Анну Тютчеву, обергофмаршала двора графа Андрея Шувалова, доктора Петерса, графа Александра Адлерберга 2-го и харьковского губернатора генерала Алексея Ахматова.

13 августа императорская семья слушала литургию в домовой церкви Потемкиных, которую совершал игумен Герман. По окончании литургии Государь вручил отцу Герману золотой крест, украшенный алмазами и изумрудами. В этот же день Император с семейством отбыл в Харьков.

После этого посещения императорская семья не теряла связи со Святыми Горами, жертвовала в дар Святогорской обители священные образа и оказывала другие знаки монаршего внимания. О впечатлении, произведенном на августейших особ Святыми Горами, можно судить по словам Александра III: «Матушка очень любила Святыя Горы и часто их вспоминала».

 Исторический анекдот: Александр Михайлович Потемкин к царскому визиту изначально отнесся весьма прохладно и в организации приема никакого участия не принимал – правда, предоставил супруге полную финансовую свободу в данном вопросе. Упрямство старика дошло до того, что на встречу с августейшими особами он так ни разу и не вышел…

Сергей Лукьянов

 

 

 

 

 

1
0

Эта запись была размещена в рубрики: